БЕЗОПАСНОСТЬ СВЯЗЬ  КОММУНИКАЦИИ

Охранное восприятие

Один из видимых итогов 20 лет новой России — огромная армия охранников. Они везде и их много: по одним оценкам, 800 тысяч, по другим — 1,5 млн, а рынок охранных услуг — это миллиарды долларов в год. Что за люди идут в охрану? Как они оценивают свою работу? Довольны ли жизнью? На эти вопросы искал ответы «Огонек» в рамках проекта «Что думают»

Фото: Ильюшенков Денис / Коммерсантъ

Юлия Репринцева выясняла, что сотрудники ЧОПов думают о себе и стране.

 

Откуда вы родом? Есть ли у вас семья? Сколько лет работаете в охране?
 

Виктор Товмач: «Я не просто охранник. На воротах не стою» Фото: Александр Земляниченко — младший, Коммерсантъ

 
Виктор Товмач, 41 год
Лицензия 6-го разряда
Я из подмосковного города Кубинка. В охране работаю 12 лет. Я не просто охранник, у меня специфика работы иная, на воротах не стою. Работаю в группе оперативного реагирования, которая выполняет конкретные, часто нештатные задачи. Приходилось работать с политиками, с олигархами. Женат, есть два сына. Один перешел на 4-й курс вуза, второй поступил в 8-й класс школы.
Валерий Заварзин, 50 лет
Лицензия 6-го разряда
У меня отец был военный, жили на Сахалине, Украине, в Германии. Я в Москву приехал в неполные 17 лет. В охране с 1994-го — 18 лет. Работаю в группе оперативного реагирования: это срочные поручения, обеспечение конфиденциальности — такими вещами, например, занимаюсь. У меня трое детей и два развода. От первого брака дети 28 и 25 лет, от второго — 12 лет.
Владимир Казанцев, 28 лет
Лицензия 6-го разряда
Я из Королева. В охране работаю почти три года. Охраняю элитный ювелирный салон в центре Москвы, клиенты — только vip-персоны. Женат, дочке 3 года.
Юрий Звягинцев, 42 года
Лицензия 4-го разряда
Я из Ржева Тверской области. В Москве живу восьмой год. В охране два года. У меня очень хороший объект: элитный дом в центре Москвы. Там наши депутаты живут. Я старший смены, в подчинении — трое сотрудников. Женат, двое детей.
Владимир Шелякин, 54 года
Лицензия 4-го разряда
Я из Москвы. В охране лет восемь. Работаю в яхт-клубах. Женат, двое взрослых детей, сын и дочь.
Александр Иванов, 48 лет
Лицензия 4-го разряда
Год назад я кардинально поменял свою жизнь. Отслужив до 47 лет в армии, вышел на пенсию, получил квартиру в Московской области и переехал, устроился работать охранником. Охраняю магазин, входящий в торговую сеть. Женат, есть 14-летняя дочь.
Максим Лебедев, 34 года
Лицензия 5-го разряда
Родился и вырос в Москве. В охране работаю четыре года, вожу деньги. Женат, есть 10-летний сын.

Как вы пришли в охрану? В чем ее преимущества?
 

Валерий Заварзин: «Я бывший старший опер. А опера бывшими не бывают» Фото: Александр Земляниченко — младший, Коммерсантъ


Виктор Товмач, 41 год
Я бывший военнослужащий. После увольнения какое-то время ремонтировал автомобили: у меня была частная мастерская. Потом пришел в охрану, но это не единственная моя работа, у меня есть ИП: продаю метизы на рынке. Охрана — нормальная работа, меня все устраивает. Плюс в том, что есть возможность заниматься еще и другим делом.
Валерий Заварзин, 50 лет
Я бывший старший опер, капитан милиции. А опера бывшими не бывают. В 1994 году в стране все разваливалось, я развелся. Когда предложили в пять раз больше денег, ушел в службу безопасности банка. Служил там не просто охранником — у меня была лицензия частного детектива, занимался тем же, чем и в милиции. После банка стал работать в группе оперативного реагирования. Если бы Союз не развалился, я бы не ушел из милиции. А так, больше ничего делать не умел, куда идти-то? Главное преимущество работы здесь — стабильность.
Владимир Казанцев, 28 лет
Это мой осознанный выбор. Я хотел работать в охране. До этого был сторожем, экспедитором-охранником. Другой работы у меня нет. Я учусь в вузе на юриста, планирую и дальше работать в ЧОПе, только на руководящей должности. Преимущество этой профессии в том, что это другая каста. Ты не простой работяга, не грузчик, не продавец. Ты надсмотрщик, надзиратель. Нужно только быть эффективным. Лично для меня плюсы такие: достойная оплата и экстрим.
Юрий Звягинцев, 42 года
Я бывший сотрудник милиции. Устроился охранником после выхода на пенсию. Работа мне нравится. Оплата достойная, руки чистые, работается спокойно (я не помню, чтобы у нас были кражи). А еще мне даже интересно: каждый день я встречаюсь с хорошими, знаменитыми людьми, которых показывают по ТВ.
Владимир Шелякин, 54 года
Служил в КГБ, после выхода на пенсию пришел в охрану. А куда еще? Пенсия нормальная, но одной ее недостаточно. Работа мне нравится: плаваю на катерах, яхтах, дышу свежим воздухом, любуюсь природой. Клиенты на яхтах ездят отдыхать, я, по сути, тоже. Преимущества очевидны: много свободного времени (хватает и на жену, и на дачу) плюс дополнительный заработок.
Александр Иванов, 48 лет
Служил в армии старшим прапорщиком, был командиром взвода. Эта работа похожа на прежнюю службу. Здесь все понятно. Те же комиссии, те же проверки. Есть и карьерный рост. Честно говоря, когда уходил из армии, боялся, что не найду себе места в обществе. Торговать я не умею. Можно было стать плотником, столяром, слесарем или электриком. Но все эти ниши заняты. А здесь преимущества налицо: ты на своем месте.
Максим Лебедев, 34 года
Вернулся из армии домой, в Москве в то время работы особо не было. А в охране можно было неплохо заработать. Так здесь и остался. Огромный плюс — стабильность: ты всегда знаешь, что у тебя будет работа, за которую тебе в определенный день дадут денег. Можно планировать свою жизнь.
 
Проходили ли вы специальную подготовку, чтобы работать охранником? Зачем нужна частная охрана, если есть полиция?

Владимир Казанцев: «Преимущество этой профессии в том, что это другая каста» Фото: Александр Земляниченко — младший, Коммерсантъ


Виктор Товмач, 41 год
Конечно, проходил. Ее все проходят. Без этого никак. У меня высшая, 6-я, категория. Имею право пользоваться огнестрельным оружием. Мой профиль — охранник-водитель, здесь нужно мастерство в умении разрулить любую ситуацию. Полиция — это одно, а частная охрана — другое. Полиция действует по закону, а это иногда очень долго, надо пройти много инстанций. Охрана по-другому действует, с ней немножко проще.
Валерий Заварзин, 50 лет
Пришлось: изменился закон, изменились требования — ввели категории. Раньше достаточно было иметь 5 лет оперативного стажа, а у меня — больше 10. Но чтобы получить категорию, понадобилась учеба на курсах. Понимаете, любому богатому человеку выгоднее нанимать частную охрану. Полиция — не его люди, это люди государства, они ему не подчиняются. А охранника хочешь — с кашей ешь, хочешь — на хлеб намазывай.
Владимир Казанцев, 28 лет
Да, я учился в школе охранников 45 дней, получил там определенные навыки, о чем не жалею. Есть проблема — эта сфера коррумпированна, особенно в Москве, и большинство охранников лицензии покупают. Потом оказывается, что человек не знает, как себя вести в экстремальной ситуации. В школе разбираешь все возможные ситуации, изучаешь, как себя вести. Например, рядом с магазином человек падает в обморок. Как гражданин я должен оказать ему помощь. Но как профессионал я понимаю, что это может быть отвлекающий маневр. Нужно оказать помощь, но в то же время сохранять хладнокровие. Задача охраны — заниматься охраной частной собственности. Я не вижу смысла наращивать для этого государственное присутствие, раздувать штат полицейских. Не нужно усиливать полицейскую дубинку: она может и против общества работать, а частная охрана — никогда.
Юрий Звягинцев, 42 года
Два месяца учился в школе подготовки частных охранников в Королеве. Охранник прежде всего должен уметь предвидеть опасную ситуацию. Полиции сейчас никто не доверяет. Там одна коррупция. Полицейского можно купить, а частного охранника — нет. Я работал в милиции, сейчас — в частной охране, так что знаю, о чем говорю. Милиционер видит преступление, когда оно уже свершилось, а охранник может его предвидеть. Охранник заинтересован, он лучше знает специфику своего объекта. Милицейскому нет до нее дела: сутки отстоял и домой.
Владимир Шелякин, 54 года
Естественно, проходил. И учеба помогает, можно много случаев вспомнить. Были, например, пожары, когда приходилось и участвовать в тушении, и отгонять катера, и смотреть за пожарными. Не имея определенных навыков, это было бы трудно сделать. Полицию сейчас сильно сокращают, поэтому охранники нужны. К тому же у полицейских другие функции. Мы хорошо работаем в тесном сотрудничестве.
Александр Иванов, 48 лет
Да, я учился, у меня и диплом есть. Сдавал экзамены в органах внутренних дел, получил 4-й разряд. Охраннику в торговой сети нужно быть немножко психологом. Нам по инструкции прописано, чтобы мы были вежливыми с покупателями. Но если ты заметил, что он что-то своровал, как быть? Если это бабушка старенькая, то с ней, если грубо себя вести, и удар может случиться. А если ребенок схватил бутылку лимонада? Я не могу его преследовать: он может упасть и покалечиться. И я буду виноват. Поэтому, как в школе, останавливаю, заставляю вывернуть карманы. Охранник должен все время держать ситуацию под контролем. Полицейского у каждого ларька и прилавка не поставишь.
Максим Лебедев, 34 года
Учился в специализированной школе для охранников. Периодически стреляю в тире, занимаюсь рукопашкой. Главное для охранника — это инструкция, которая пишется кровью. Это грамотный документ, по которому нужно работать. Потом уже приходит опыт. Это и есть профессионализм. Частная охрана нужна главным образом потому, что в полиции не хватает людей. Если будет много полицейских, то частная охрана не понадобится.
 
Вы, естественно, наблюдаете тех, кого охраняете: им действительно необходимо оберегаться?
 

Юрий Звягинцев: «Полицейского можно купить, а частного охранника — нет. Я знаю, о чем говорю» Фото: Александр Земляниченко — младший, Коммерсантъ


Виктор Товмач, 41 год
У каждого человека есть люди, которые ему, например, завидуют, имеют что-нибудь против него. Охрана нужна. Это как перестраховка. Вы можете, например, обходиться без телефона, но на самом деле он вам нужен.
Валерий Заварзин, 50 лет
Лучшая безопасность бизнесмена — это знание своих дел. Личная охрана зачастую это просто понты. Как атрибут, вроде хороших часов, «аксессуар» такой.
Владимир Казанцев, 28 лет
В основном мы защищаем олигархов. Им, да, оберегаться необходимо. Угроза для них есть. Желающих украсть, поломать, оторвать, утащить много. Если ты хочешь сохранить свое имущество — нанимай охрану. Но тут есть проблема. Клиенты плохо понимают, какая нужна охрана, хотят сэкономить на ней. Этого ни в коем случае делать нельзя.
Юрий Звягинцев, 42 года
Кражи были, есть и будут, а милицию все сокращают и сокращают. Мне кажется, охранных структур и самих охранников в будущем будет только больше: люди заинтересованы и не жалеют денег, чтобы они и их имущество были в безопасности.
Владимир Шелякин, 54 года
Ситуаций может быть много. Например, кто-то в нетрезвом виде таранит несколько катеров. Нужно записать его номера, чтобы потом вычислить, отловить и сдать в полицию. Если бы не было охранников, кто бы искал виновного в ДТП, чтобы потом можно было возместить ущерб? Еще бывают угоны. Сейчас нормальный катер стоит как хорошая квартира в Москве. Так что мы нужны.
Александр Иванов, 48 лет
Когда покупатель заходит в магазин, он находится под моей охраной. Если ему понадобится помощь, я могу ее оказать. На него, например, могут напасть. Бывает, кто-то, убегая от кого-то, прячется в магазине. Насмотрелись этих американских фильмов! В моей практике такой случай был.
Максим Лебедев, 34 года
Работа моя нужна: деньги всегда будут соблазном, всегда будут те, кто хочет их украсть.

Волнует ли вас проблема престижности вашей профессии? Как относятся к вашему занятию семья, друзья, соседи?
 

Владимир Шелякин: «Я голосовал за Прохорова. Говорить, что оппозиция не нужна, неправильно: мы вернемся к «тем» годам» Фото: Александр Земляниченко — младший, Коммерсантъ


Виктор Товмач, 41 год
Я лично не вижу в ней ничего престижного. Делаю работу — мне платят. Все. О каком престиже может быть речь? Домашние положительно относятся. А соседям-то что? Я нос не задираю, приводов не было, никогда не привлекался. У охранников с этим очень строго, каждый проходит тщательную проверку. Если у человека был привод в органы, то здесь работать он не будет. Здесь все «чистые».
Валерий Заварзин, 50 лет
Знаете, я как-то прочитал в журнале знакомств: «Водителям и охранникам просьба не беспокоить». Стало обидно — надо себя уважать. Я был советским офицером и где-то, наверное, еще остался им. Я рад тому, что в «лихие 90-е», когда нас брали на работу и обещали, что никакого отношения к криминалу мы иметь не будем, так и было. Были даже случаи, когда мы помогали сотрудникам милиции.
Владимир Казанцев, 28 лет
Среди моих сверстников есть мнение, что охранник это «никто», но я себя не чувствую оскорбленным. Ребята просто не служили в армии, не понимают, о чем идет речь. Я считаю, что это достойная, престижная работа. Те, кого ты охраняешь, относятся к тебе хорошо, за хорошую службу иногда даже дарят подарки. Среди соседей негативного отношения нет. Жену все устраивает.
Юрий Звягинцев, 42 года
Почему-то в моем родном Ржеве работа охранника непрестижна. Говорят: «Ладно, раз ничего лучшего нет, пойду в охрану». Это даже хуже, чем работать водителем. Но в Москве престиж есть. Мои подчиненные не стесняются ходить по городу в форме. Гордятся, что работают в охране.
Владимир Шелякин, 54 года
Если ты молодой, то нужно попробовать что-то другое, я-то на финише. Своей работы не стесняюсь. Могу с открытым забралом говорить, что «да, я работаю охранником». Нужно различать: если ты работаешь сторожем, то это, наверное, не очень престижно, а если ты личный телохранитель, который должен знать, в частности, несколько языков, то это очень престижно. Семья относится нормально: всю жизнь служил, а сейчас ушел на более легкую работу.
Александр Иванов, 48 лет
Я считаю, что работа престижная. У нас кругом одни юристы и экономисты. Престижно выделяться на их фоне. Этому рынку всего 20 лет, а охранников уже целая армия. Он и дальше будет развиваться — перспективы в этой профессии есть. Жена относится нормально: я все-таки относительно неплохо зарабатываю.
Максим Лебедев, 34 года
В среде охраны моя работа считается престижной — круто быть инкассатором. А за пределами профессии, в обществе такая работа, наверное, непрестижная. Родственники волнуются за меня, друзья нормально относятся.

За кого вы голосовали и что думаете о политике, о выступлениях оппозиции?
 

Александр Иванов: «Прочитал всего Акунина. Первые книжки у него были хорошие, а сейчас хуже» Фото: Александр Земляниченко — младший, Коммерсантъ


Виктор Товмач, 41 год
За Путина, за «Единую Россию». А что я могу про оппозицию думать? Ну, они выступают и выступают. Ну, собрались на Болотной, покричали. Их разогнали, закрыли. И что? Толку никакого. Что я могу думать? От того, что я что-то там буду думать, ничего не изменится. Они не будут иметь реальной силы. Все сойдет на нет.
Валерий Заварзин, 50 лет
Я голосовал за Зюганова. Просто из вредности. Я не поддерживаю коммунистов, но я не хотел голосовать за «Единую Россию». А к оппозиции плохо отношусь, после того как к ним присоединились господа Немцов и иже с ним… У них была власть, почему же они ничего не сделали? Но то, что «пипл» — не быдло, которое все «схавает», я полностью поддерживаю. Но на митинги я не ходил и не пойду: у меня, знаете, специфическое отношение к массовым беспорядкам.
Владимир Казанцев, 28 лет
Видите у меня партийный значок «Единой России»? Состою в ней очень давно, с момента слияния двух партий. Активно участвую в работе, езжу, например, на различные форумы. На выборах я даже был наблюдателем от президента. Что касается оппозиции, я сейчас не вижу достойного лидера.
Юрий Звягинцев, 42 года
Вы знаете, я, наверное, как и вся Россия, за стабильность. Путин как президент мне нравится. Я еще помню Брежнева, Андропова, Горбачева и прочих. Мне есть с кем сравнить. Правда, есть «но» в его политике, но он все равно мне нравится, а единороссы — воры. К оппозиции неоднозначное отношение. Лозунги бросать можно, но силовыми методами воздействовать на власть нельзя.
Владимир Шелякин, 54 года
Я голосовал за Прохорова. Об оппозиции сложно говорить. Нужно рассматривать каждый случай в отдельности. Говорить, что оппозиция не нужна, неправильно: мы вернемся к «тем» годам. Но все ругать и идти против всех тоже не стоит. Должна быть золотая середина. Оппозиция должна быть разумной.
Александр Иванов, 48 лет
Голосовал за Путина, в оппозиции не участвовал: нагляделся по телевизору на эти «бархатные» революции на Украине, в Грузии и так далее. Я не понимаю: что людям не живется? Они работать, что ли, не хотят?
Максим Лебедев, 34 года
За Путина и «Единую Россию». Отношение к оппозиции неоднозначное: может быть, и «да», но… не с той стороны они начали. Ни к чему были эти выступления. Нужно было как-то грамотнее продумывать свои действия, чтобы люди не сидели в тюрьмах.
 
Что вас занимает вне работы: рыбалка, книги, кино, спорт, что-то еще?


Виктор Товмач, 41 год
Отдых, пиво. Жена, дети. Отдыхаю с друзьями: выезжаем на природу, шашлычки делаем.
Валерий Заварзин, 50 лет
Я очень люблю читать историческую литературу. Вплоть до того, что могу монографии читать. Грибы собираю. Белые, конечно, ну и опята. В Москве же как: то идут, то нет, а опята практически всегда есть.
Владимир Казанцев, 28 лет
Катаюсь на велобайке. Езжу по лесу, люблю кататься по ночному пустому городу. Увлекаюсь резьбой по дереву. Вырезал, например, на подарок депутатам гербы и орлов.
Юрий Звягинцев, 42 года
Я заядлый охотник. У меня два снайперских карабина. Езжу на тетеревов, кабана, лося, уток.
Владимир Шелякин, 54 года
Я занимался спортом, а точнее, спортивным ориентированием. Когда был помоложе, занимался активно, участвовал, например, в спартакиаде СССР. Сейчас — время от времени, ради удовольствия.
Александр Иванов, 48 лет
И книги, и рыбалка, и охота. Прочитал всего Акунина. Первые книжки у него были хорошие, а сейчас хуже, перестал его читать. Спорт: гимнастика, обязательно — лыжи.
Максим Лебедев, 34 года
Для меня самое важное — мой ребенок, игры, занятия с ним.
 
 
О специфике рынка охранных услуг «Огоньку» рассказал председатель правления общероссийской общественной организации «Безопасное Отечество» Дмитрий Жирков

председатель правления общероссийской общественной организации «Безопасное Отечество» Дмитрий Жирков

 

— Кто работает в охране?
— Большая часть сотрудников охраны — это люди, которые не могут найти достойную работу по своей специальности. Это плотники и комбайнеры, слесари и электрики, самые различные специальности. Навыков, которые они получают при обучении, стажировке и от более опытных сотрудников, вполне хватает для объектов с простой системой охраны. Высококвалифицированных специалистов, которые заняты в частной охране, немного: от 10 до 20 процентов от общего количества. Профессионалами частной безопасности становятся разные люди: здесь и технические специалисты, и личная охрана, и те, кто занимается сопровождением ценных грузов, а также выполняет специфические задачи, возникающие при работе с клиентами. Посторонних в этом мире нет, как правило, люди уже имеют опыт работы в силовых структурах.
— Где учатся на охранников? Как вообще эта сфера устроена?
— Есть специализированные учебные центры подготовки частных охранников, они получают свидетельство негосударственного образовательного учреждения (НОУ) и обучают сотрудников охраны. Будущие охранники проходят не только физическую, но и юридическую подготовку. В каждом субъекте Федерации свои лидеры. Одни из первых на рынке России — московские центры. Про экзамены в учебные центры я не слышал, квалификационные экзамены для претендентов на получение статуса частного охранника есть. Берут психически и физически здоровых, у которых не должно быть непогашенной судимости за уголовное преступление. Известны факты покупки дипломов за деньги, без сдачи экзаменов.
— Достаточно ли иметь лицензию на оружие, чтобы работать охранником? Ее, как известно, легко купить.
— Чтобы стать охранником, необходимо пройти обучение, сдать зачеты и получить лицензию. Контроль и требования в данном вопросе усиливаются. Получить лицензию частного охранника теперь гораздо сложнее, чем, скажем, три года назад. К примеру, сейчас каждый получающий лицензию охранник должен пройти обязательную дактилоскопию. Что касается покупки лицензий, то это противозаконно. Сотрудники МВД часто выявляют такие поддельные лицензии, и дело как минимум заканчивается увольнением. Сотрудники с поддельными удостоверениями никому не нужны.
— Каким изменениям подверглась эта сфера за последнее время? Каков вектор развития?
— На сегодня вектор развития угасающий. Причины две. Это общее экономическое состояние страны и недобросовестная конкуренция. Пытаясь переманивать частных клиентов и выигрывать государственные конкурсы, предприятия максимально снижают цены, оказывая при этом некачественную услугу. Расценки на услуги занижены достаточно сильно, к примеру, сейчас в Москве многие бизнесмены не готовы платить более 70-80 тысяч рублей за один круглосуточный пост, когда реальная стоимость тут никак не может быть меньше 160 тысяч рублей. В итоге большинство охранных предприятий представляют собой жалкое зрелище. Низкая оплата труда, некомпетентность и грубость сотрудников, отсутствие личных ресурсов (группы быстрого реагирования, технической службы, оперативно-дежурной службы, отделов контроля и т.д.). Но на рынке охранных услуг есть и явные лидеры, которые дорожат своей репутацией. Реальная проблема последних лет еще и в том, что бизнес в России, пытаясь экономить на всем, где это возможно, все чаще отказывается от услуг профессиональной охраны, используя для этой цели аутсорсинг, в частности, с привлечением гастарбайтеров. Это отдельная и, признаюсь, тревожная тема.
Давайте подробнее о подмене лицензионных охранников гастарбайтерами. Какие здесь цены, кого набирают, законно ли это вообще, кто за этим следит?
— Набирают разных людей, начиная от военнослужащих, подрабатывающих в свободное время, до гастарбайтеров из Средней Азии. И тех, и других порой одевают в форму сотрудников охраны и вешают бейджик «Контролер». Это одна из возможных схем. Ценообразование при таком подходе минимально возможное, то есть лично людям, выполняющим, по сути, функции сотрудников охраны, платить в конвертах можно вдвое меньше, чем лицензированному сотруднику охраны. Сейчас в этой «сумрачной зоне» находится около 30 процентов потенциального рынка охранных услуг. Это, безусловно, огромная проблема. Бизнесмены, по сути, используют дырки в законе. Так называемые контролеры выполняют практически весь спектр услуг, прописанный в законе о частной охранной и детективной деятельности, но формально сотрудниками охраны не являются, в лучшем случае состоят в штате отделов контроля. Если охранные организации контролирует МВД и другие госорганы, то нелегальных охранников никто не контролирует.
— Хорошо ли зарабатывают легальные охранники?
— Сотрудник личной охраны получает от 60 тысяч рублей в месяц. У него есть чистая одежда, комфортные автомобили, если повезет, хороший график работы и соответствующее отношение работодателя, а еще романтика. В провинции он будет получать на 10-15 тысяч меньше, однако в некоторых регионах Российской Федерации, например, богатых нефтью, зарплата сотрудников личной охраны может быть даже выше, чем в Москве. Сотрудники группы быстрого реагирования и охраны престижных объектов (например, банков) получают от 3 тысяч рублей за смену. Работают сутки через трое. У первых активная и интересная работа, красивая форма, регулярные занятия, у вторых — чистая одежда и достаточно спокойная работа. Сотрудники охраны на стандартном объекте (завод, школа, больница и т.д.) получают от 1 до 3 тысяч рублей за сутки. Но все же зарплата редко превышает 1500 рублей в сутки. Работая по 15 дней подряд, в месяц можно получить максимум 22 500 рублей. График работы от суточного до вахтового метода (15 суток без смены), бытовые условия на низком уровне, много конфликтных ситуаций, плохое отношение как работодателя, так и сотрудников охраняемого объекта.
— Много ли приезжих из регионов работают в Москве охранниками?

— Приезжих из регионов на столичном охранном рынке много, не менее 60 процентов. Большая часть приезжает из соседних областей. Средний возраст от 25 до 50 лет. В регионах тоже достаточно высокий спрос на охрану, как правило, можно устроиться поближе к дому. Другое дело, что уровень заработной платы там существенно ниже. Поэтому в Москву едут целенаправленно — для того чтобы попытаться найти в столице что-то поинтереснее.

Охрана как отрасль — Цифры

Официально частная охранная деятельность в России появилась 11 марта 1992 года, после подписания закона о частной детективной и охранной деятельности. Объем рынка охранных услуг — около 4 млрд долларов. Объем сопутствующего рынка, технических средств безопасности, включая пожарную сигнализацию, составляет на сегодня около 8 млрд долларов и продолжает расти. Охранных организаций в России около 25 тысяч, а лицензированных сотрудников примерно 800 тысяч человек. Хотя, по отдельным оценкам, в отрасли работает гораздо больше людей, называется цифра и миллион, и даже полтора миллиона человек.

Подготовила Юлия Репринцева
Источник
  Информационный портал «Охрана РОССИЯ». При использовании материала гиперссылка обязательна.

Добавить комментарий

Каталог Охрана РОССИЯ

http://www.parkviewpanthertrack.com/

Регистрация

На данный момент регистрация пользователей «Информационного портала «Охрана РОССИЯ» возможна только по приглашению и осуществляется посредством запроса на электронную почту: admin@guard-live.ru

Приносим свои извинения за причиненные неудобства.

Администрация Охрана РОССИЯ

Active Search Results